ЮРИЙ КОЗЛОВСКИЙ: «АРМИЯ НЕ КУРОРТ! НИКОГО НЕ ВОЛНУЕТ, ЧТО ТЫ ХОККЕИСТ…»

В преддверии Дня защитника Отечества газета «Информ-Курьер» (спортивная рубрика) тоже не могла остаться в стороне от мужского праздника. Однако многие профессиональные атлеты долг родине отдают факультативно, выступая за всевозможные армейские коллективы своих дисциплин. Встретить настоящего армейца среди звезд спорта сродни сенсации. Два года в сапогах да в расцвете сил — серьезный удар по карьере. Но героя нашего материала служба только закалила. И после марша на плацу он нашел в себе силы вернуться на лед и стать в составе альметьевского «Нефтяника» чемпионом России по хоккею. Знакомьтесь — Юрий Козловский.

Дворкин сайт

— Юрий Александрович, практически все профессиональные спортсмены проходили службу в армии в спортроте. Был ли у Вас такой облегченный вариант службы?

– Изначально  да. Первые три месяца я был прикомандирован к армейской команде из Кирово-Чепецка. Планировалось, что там буду играть весь призывной срок. Но не сложилось. В итоге из двух лет год и 9 месяцев я отслужил в сапогах (улыбается). Так до конца службы и маршировал.

– Но Вы же понимали, что это может поставить крест на карьере?

– Посещала мысль, что возобновить спортивную карьеру после двух лет без клюшки и коньков будет трудно, но я мечтал вернуться в хоккей, и за счет старания я легко вкатился в сезон после дембеля. В июне я вернулся, а в июле уже пахал вместе с остальной командой на сборах на общих основаниях.

– В армии ведь тоже много работают над физической подготовкой. Держа себя в тонусе, возвращаться в хоккей было легче?

–  Конечно. Армия — это одна сплошная «физика». В мое время утренние пробежки были обязаловкой. И бегали не в удобных кроссовках, а кирзовых сапогах. На тренажерах  опять-таки  каждый день занимался. В каждой роте были и штанги, и гири. Проблем с тем, чтобы поддерживать форму, не было. Я же ставил цель вернуться в профессиональный хоккей после армии, так что заставлять меня не приходилось. Конечно, тренировки с армией не сравнить. В клубе тебя ведут по специальной подготовке и выжимают все соки. В роте ты больше предоставлен сам себе.

– Но хоккейное прошлое в армии помогало переносить тяготы службы?

– Несомненно. Для меня утренняя пробежка давалась очень легко. Считай, прогулка. А вот сослуживцы мучились, со спортом были на «Вы». На учениях я тоже был в числе лучших. Спорт выручал.  

– Преференции спортсмену были?

– Это армия, а не курорт. Никого не волновало, хоккеист ты или студент. Есть приказ — выполнять. Дисциплина полнейшая. 

– Сколько времени после армии понадобилось, чтобы снова прийти в былую спортивную форму?

– Не больше 2-3 месяцев. Я ведь кататься за 2 года не разучился.

– Думаю, в вашей команде никто больше не мог похвастать службой в профессиональной армии? 

– Думаю, да. Обычно уже в те времена профессиональных игроков старались пристраивать к командам. Просто со мной не сложилось. Армейские байки? В команде были не в ходу. Вокруг меня были взрослые мужики, их этим не удивишь.

–  Про Советскую армию ходит много стереотипов. Вам, например, траву красить приходилось?

– Нет, такого идиотизма не было. Возможно, где-то подобное и встречалось, но со мной ничего такого не происходило.

– Другой стереотип — вредные привычки. Вам как удалось не пристраститься к курению?

– Курят в армии многие. Но если ты не хочешь, тебя не заставят. Главное, чтобы голова на плечах была, и ты сам понимал, что тебе будет лучше.

–  В спорте, как и в армии, во главе угла стоит дисциплина и неукоснительное исполнение заданий. Армейские навыки помогали?

– Дисциплины в армии хватило с головой (улыбается). Но главное, что она приучает к распорядку и полной самостоятельности. Там ты сам за себя, а на выходе понимаешь, что из юноши стал настоящим мужчиной. Школа жизни. 

– Глядя на молодых хоккеистов сейчас, иной раз думается, может, их тоже в «школу жизни» отправить?

– В наше время после выпуска из спортивной школы мы сразу попадали во взрослый хоккей. Если сейчас парни призывного возраста играют со сверстниками, то мы начинали рубиться с мужиками, и было все по-взрослому. Времени на раскачку никто не давал. Но не думаю, что нынешнему поколению спортсменов армия поможет профессионально вырасти. Мастерство надо оттачивать на льду. На мне служба не сказалась, а кому-то из нынешнего поколения вернуться на лед, возможно, будет проблематично. Армия не помеха спорту, просто сами люди боятся растерять там свои навыки.  

– Сейчас срок службы сократился в 2 раза. Реально за год из юноши воспитать мужчину?

– У нас первый год шел на адаптацию и обучение. И только на втором начинали осваивать специальность. Не с чем сравнивать, может,  сейчас программу подготовки сделали компактнее, и призывникам хватает и года.

– С кем-то из сослуживцев отношения поддерживаете?

– Поначалу созванивались, но быт всех развел. У нас была очень многонациональная рота: и киргизы, и узбеки, и украинцы. Но все контакты потерялись, к сожалению.

– То есть когда становились чемпионом России, никто из них не поздравил?

– Это ведь через 10 после дембеля случилось, все контакты были потеряны.

– Киргизы, думаю, вообще не понимали, что перед ними действующий хоккеист?

– Они и по-русски не всегда понимали в начале службы (улыбается). На спортивную тематику в основном говорил с другими спортсменами, кто попадал на срочную службу. Про тренировки, восстановление. Хотя, бывало, и другие ребята интересовались карьерой.

– Вы закончили играть в 32. Не было мысли, что если бы в армию не ходили, могли бы подольше поиграть?

– А какой смысл сейчас рассуждать? Жизнь сложилась именно так. Ее не поменяешь. Кто-то играет, а кому-то и долг родине надо отдавать. Все воспринял с пониманием. Вдруг, если бы не ушел, закончил бы намного раньше.

– Какой бы совет дали тем, кто планирует идти в армию?

– Оставаться самим собой и не переживать, что это будет потерянный год. Ты в любом случае приобретешь навыки, станешь самостоятельным. После армии ты по-другому начинаешь смотреть на мир, происходит переоценка ценностей. Это полезный опыт, и о своем я точно не жалею.

Всеволод Дворкин

Фото: пресс-служба ХК «Нефтяник»