СВЕТЛАНА ПЕЧЕРСКАЯ: «Я СТОЮ ПЕРЕД ЗЕРКАЛОМ И ДУМАЮ, ЧТО Я С СОБОЙ ДЕЛАЮ? БЫЛО ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО Я ПРЕДАЮ СВОЕ ТЕЛО»

1

Она не скрывает свой возраст и смело смотрит в зеркало. Светлана Печерская- участница проекта « На 10 лет моложе» в интервью с журналистом газеты «Информ Курьер» — о том, что осталось за кадром.

Света, нужно сказать, что вы действительно выглядите превосходно. Теперь благодаря вам вся страна знает, что в Бугульме женщины не только красивые, но и решительные. Как вообще возникла идея стать участницей этого проекта?

— Полтора года назад, смотря между делом выпуск программы «На 10 лет моложе», я вскользь бросила фразу: «Попасть бы туда». Дочь за нее зацепилась и оформила за меня заявку. Рассказала мою историю, отослала фотографии. Я и думать уже забыла про это, когда в июне мне позвонили и пригласили на проект. По скайпу я  прошла «кастинг» у психолога, потом съемочная группа программы приехала в Бугульму: снимали фрагменты моей обычной жизни, затем были съемки в Казани. А еще через несколько дней я была уже в Москве. 

— Понять успели, что произошло?

— Нет (смеется). Все так быстро произошло. На работе пришлось переписать заявление на отпуск — и пулей туда. 25 июня я приехала в Москву. И это уже был первый съемочный день. Опрос людей в торговом центре по поводу моего возраста.  Финал программы  был  11 сентября. Все это время я жила в Москве. Мне снимали квартиру. И перелет, и съем жилья мне не стоил ни рубля. Все оплатили. Между съемками я жила обычной жизнью, гуляла по столице. Мне сообщали, когда и где будут проходить очередные съемки, я подъезжала туда.

Результаты этого опроса заставили вас плакать. Насколько эти эмоции были искренними? Вся эта усталость, слезы, реплики недовольства – это, действительно, ваше или просто «работа по сценарию», задумка режиссера?

— Меня все об этом спрашивают (смеется). Никакой подставы не было! Все было абсолютно реально. Режиссер наоборот всегда твердил: говори то, что чувствуешь.  Перед первой съемкой я очень переживала, не знала, как себя вести, что говорить. Но после того, как услышала мнения экспертов, где они давали мне на 10 лет больше, расплакалась. И стала говорить все, что было у меня  на душе. Рассказала свою историю.  Материал потом смонтировали, что-то убрали. Но это точно не была работа «по сценарию». Ни одного слова для меня нигде написано не было.

— Не были готовы к тому, что услышали?

— Мне всегда говорили, что я выгляжу моложе своих лет. А тут…Обидно было от того, что я ведь видела — мой возраст оценивают обычные посетители ТЦ, люди, которые спешат по своим делам и не очень хотят тратить время на подобные комментарии. Снимали сразу трех героинь. Я была последней, и моих экспертов «выискивали» уже перед самым закрытием ТЦ. Свет уже отключили, здание практически  опустело. Поэтому абсолютно уверена: «подставных» фигур не было точно.  Случайные прохожие оценивали  даже не меня лично, а мои фотографии, сделанные с  близкого расстояния.

— Проект шел 2 месяца. Понятно, что зритель увидел лишь малую часть отснятого материала. Многое и вовсе осталось за кадром. Есть что вспомнить?

— Да (смеется). Я, например,  изначально не собиралась делать грудь. Планировала преобразить только лицо и зубы. Уже на проекте редактор Светлана попросила Сергея Блохина (пластического хирурга) сделать мне грудь. Я отказалась. На площадке мне сказали: «Блохин не всех берет. Такого шанса больше не будет. У него 10 тысяч евро стоит грудь сделать. Он врач от Бога. Если согласится — делай». 

— Было желание все бросить и сбежать?

— Перед операцией (25-го я приехала,  30-го уже прооперировали) была паника сильная. Я стою перед зеркалом и думаю, что я с собой делаю. Ощущение было, что я предаю свое тело. В панике звоню дочери и прошу посмотреть расписание вылетов на Казань. Готова была сбежать. Она мне сказала: «Мама, успокойся! Ты подписала договор, неустойка громадная. Все будет хорошо». Я ни разу не делала операции, поэтому  страх был огромный, но я знала, что иду к профессионалу. Потом о побеге уже не думала. Думала, как я выгляжу со стороны, когда езжу на перевязки. Перебинтованная, синяя… Но успокаивала себя тем, что в Москве меня никто не знает. В эти дни без поддержки дочери я бы не справилась. Катя специально прилетала, чтобы помочь мне.

— Какой этап проекта был  для вас самым сложным?

— Поход в стоматологию. Там до истерики доходило. Сначала мне одновременно удаляли 2 зуба мудрости и тут же вставляли три импланта. Четыре часа я была в кресле хирурга. Это было вообще ужасно: повсюду кровь,  наркоз меня брал плохо, видимо, перенервничала. Встать и уйти, сил не было. Когда все закончилось, у меня полились слезы градом. Все стали расспрашивать: это слезы радости или сожаления? Я не выдержала, послала их к черту. Мне тут же дали успокоительный коктейль из валерианы и пустырника. Позже, когда меня готовили к установке виниров, в кресле стоматолога я была 9 часов. Это постоянные уколы, боль и опять слезы… Да, и принять новые зубы мне было сложно.

— Что было труднее: решиться на преобразования, восстанавливаться после операций или принять себя «новую»?

— Новый облик принимала постепенно. Во время восстановления, после операции. А вот окончательно увидеть себя смогла только во время финала. Съемочный день был очень длинный. Я приехала в 9 утра, а уехала в 6 утра.  Все это время снимали трех героинь. Нам красили волосы, с нами работали визажисты, но результата этих действий мы не видели. Зеркала даже в туалетах были занавешены.  Героини видели друг друга, но рассказать о новом облике друг другу не могли.  «Ты такая клевая» —  это было все, что нам говорили. Я не знала, в какой цвет покрасили мои волосы, насколько их укоротили. Очень благодарна, что длину волос практически не изменили.

— Вышла к зеркалу и…?

— И абсолютно другое лицо. Столько косметики, что я себя не узнала. Красиво, но не мое. Мне кажется, я потеряла что-то во взгляде, но я очень придирчивая к себе.  К зеркалу я выходила в одежде, на которой были ценники. Их не срезали, потому что по условию проекта лишь один наряд я могла оставить себе. Но его стоимость не должна превышать 10 тысяч рублей. Я выбрала первый.  Я даже на финал выходила с ценником на комбинезоне и  в туфлях на  размер больше.  Шла и пыталась удержать их на ногах.

2

— Во сколько обошлось ваше преображение авторам проекта?

— Мне сказали что пластическая операция (лицо и грудь) стоила примерно 1 миллион 100 тысяч, стоматология — 3 миллиона 600 тысяч рублей. Я предложила обналичить и в Казани сделать все гораздо дешевле. Тогда еще и на квартиру бы осталось (смеется). Это, действительно, очень дорого, поэтому не воспользоваться этим шансом было бы непростительно.

— Настолько долговечна эта красота, вам говорили?

— Сказали 10 лет можешь быть спокойна. Ну, а там, согласно закону земного притяжения, начнет все немного опускаться. Но к этому времени  мне это и неважно будет и нестрашно. Ведь даже тогда я  буду выглядеть на 10 лет моложе чем сверстники. Но так далеко я никогда не заглядываю. Нужно жить настоящим.

— Бугульма — небольшой город. Вы были готовы услышать в свой адрес не только приятные отзывы?

— Я знала, что всю мою историю будут обсуждать. Но дочь меня поддержала. Мне нестрашно, я слишком много уже пережила. А эти разговоры — проблемы тех людей, кто их порождает. Мои близкие и друзья про меня плохого не говорят, в них я уверена. А моя личная жизнь — это моя личная жизнь. Кстати, Артему (прим. ред. — молодой человек Светланы, который моложе на 17 лет) я дала второй шанс…