СКОРАЯ ДЛЯ СКОРОЙ

реанимобиль

Эта статья была опубликована  в газете «Информ-Курьер» 15 декабря 2016 года. В ней описаны  события того рокового дня, когда внедорожник протаранил реанимобиль. Сегодня когда идет судебное разбирательство, мы предлагаем вернутся в прошлое и вспомнить, как развивались события после аварии 1 декабря 2016 года.

ДТП с участием реанимобиля

В тот день, 1 декабря, ничего не предвещало беды. Для врачей реанимационного отделения и скорой помощи это был обычный рабочий день с большим количеством вызовов, операциями и заботами о больных. Водитель «скорой» включил специальные световые и звуковые сигналы и с громким воем поехал по улице Гафиатуллина. Заслышав вой серены, одни водители прижимались к обочине, другие притормаживали, пропуская скорую.

На перекрестке улиц Гафиатуллина и Красноармейской водитель скорой и сам притормозил, чтобы убедиться, что его все слышат, видят и пропускают. Дорога была чистой, и водитель продолжил движение. И тут машина скорой помощи получила удар страшной силы в правый бок. Автомобиль Toyota, мчавшийся по Красноармейской со стороны пожарной части, протаранил и перевернул трехтонную «скорую». Несколько секунд машина на боку еще продолжала движение метров 20 и остановилась на противоположной стороне, навалившись всей своей массой на хрупкую молодую девушку — случайного прохожего. Везли они больного, находящегося в коме, для дальнейшей транспортировки в Казань, в республиканскую клиническую больницу.

Смерть шла по пятам

29 ноября в приёмный покой Бугульминской ЦРБ был доставлен в тяжёлом состоянии юноша 18 лет. Нашли его с 17-летней подругой в гараже. Девушка на тот момент была уже мертва. Врачи центральной районной больницы боролись за жизнь молодого человека двое суток. И когда состояние стабилизировалось, было решено перевести его для дальнейшего лечения в Казань. Необходимо было уложиться в короткий световой день с учётом погодных условий.

Как только образовалось благоприятное «окно», вертолёт МЧС вылетел за пациентом. Приземлиться он должен был на Сабантуйской поляне. Погрузив больного в реанимобиль, подключив капельницы и аппаратуру искусственной вентиляции легких, бригада «скорой помощи» и врач-реаниматолог двинулись на Сабантуйскую поляну, где их ждал вертолет. Но по дороге внезапный удар в правый бок «скорой» чуть было не сорвал поездку. Сам водитель автомобиля Toyota серьёзно не пострадал и за медицинской помощью в центральную районную больницу не обратился. У него сработали подушки безопасности. А водитель кареты скорой и медики получили серьёзные травмы. Но пациент, как говорит врач-реаниматолог, находившаяся рядом с ним во время транспортировки, как-то аккуратно «сполз» с кушетки на боковую часть автомобиля. Таким образом, парень второй раз за минувшие три дня доказал, что хочет жить.

Пострадал случайный пешеход

Людмила, уроженка Самарской области, ныне бугульминка, в тот самый день и в тот самый час отправилась в магазин «Магнит». Пока ребёнок в детском саду, молодая женщина хотела прикупить продукты — через два дня готовилась отмечать свой четвертьвековой юбилей. В ту самую минуту, когда на светофоре загорелся зелёный свет со стороны улицы Гафиатуллина, она наступила на пешеходный переход, но сразу шагнула назад.

— Я услышала звук сирены, посмотрела направо — это была «скорая», — вспоминает Людмила. — Но другая машина снесла её. И вижу, что «скорую» несёт прямо на меня. Я хотела убежать, но не успела, ноги оказались под машиной. У меня в глазах потемнело, начала карабкаться, но вылезти не могла.

Людмила стучала по кузову машины, звала на помощь. Тут подоспели прохожие, приподняли машину и вытащили девушку. Вызвали «скорую». Кто-то откуда-то принёс одеяло и укутал, как мог, пострадавшую.

— Потом, не помню через какое время, ко мне подошёл мужчина, который представился врачом детской больницы.

Случайно ехал мимо

— Я ехал мимо. Подъезжаю к этому перекрёстку, а там затор. Увидел перевернувшуюся «скорую». Как человек неравнодушный, я и на трассах обычно останавливаюсь, — рассказывает главный врач детской больницы Бугульминской ЦРБ Владислав Бондаренко.

Остановившись на месте ДТП, объяснил сотрудникам ДПС и МЧС, что он врач, и хочет выяснить обстановку.

— Сразу бросилось в глаза, что в снегу, на обочине, сидит девушка. Джинсы на ней рваные. Видно, что пострадала. Смотрю, в машине скорой помощи есть медработники, и они уже вытаскивают носилки с пациентом. Подошёл к той испуганной девушке, спросил, что случилось. Она ответила, что машина ударила. Встать можешь?

— Нет…

— Что болит? Голова болит?

— Нет, голова не болит, нога болит и немеет.

Объясняю ей, кто я, и спрашиваю разрешения увезти её в больницу. Она согласилась.

С помощью прохожих Владислав Бондаренко уложил Людмилу Федотову на переднее опрокинутое сиденье и поехал в приёмное отделение ЦРБ.

— Смотрю, она у меня бледнеет. Это первый признак потери сознания. Как врач понимаю, идёт первая стадия шока. Думаю, лишь бы не отключилась. Начинаю говорить с ней. Рассказал немного о себе, про неё разузнал. Понял, что она в данное время живёт одна с маленьким ребёнком. Муж уехал на Север, в командировку, родители живут в Самарской области. Малыш, ему год и 10 месяцев, находится в детском саду.

Людмила переживала, что некому сына забрать. Родителям она уже успела позвонить, но дорога от Самары до Бугульмы неблизкая. Боялась, что не успеют. Владислав Владимирович пообещал ей, что возьмёт этот вопрос под свой контроль.

Как в блокбастере

А в «скорой» все происходило как в блокбастере. Получив сильный удар в спину, врач скорой помощи Валерий Фадеев и фельдшер Юлия Хафизова перелетели через больного и приземлились на боку автомобиля, врач-реаниматолог Ирина Залётова приняла на себя всю силу удара. Больной не пострадал. Все трое медработников получили серьезные травмы. Оправившись от шока и превозмогая боль, верные своему долгу врачи в очередной раз спасли юношу, сделав все, чтобы в таких условиях не отказал аппарат искусственного дыхания, чтобы выпавшие капельницы не навредили больному. О себе не думали. Убедившись, что пациенту ничего не угрожает, посмотрели друг на друга.

У Ирины Лаврентьевны вся голова в крови, у меня вывих плеча, у Василия Валерьевича перелом, травма легкого. Вывихнутой рукой пыталась перевязать голову Ирины Лаврентьевны. Но мы боли не чувствовали. Все было как в тумане, — вспоминала потом фельдшер Юлия.

Примчались скорые. Водитель реанимобиля Ренат Хайбуллин открыл машину. Оттуда, покачиваясь, вышли пострадавшие врач скорой помощи и фельдшер, которые вынесли на носилках пациента и переложили в другой реанимобиль. Случайно оказавшийся на месте аварии фельдшер скорой помощи Андрей Миронов помог Ирине Залётовой выйти из перевернутой машины. Медсестры «скорой» пытались оказать ей первую помощь.

— Идите, идите к больному, — по словам очевидцев все повторяла врач.

Одна «скорая» повезла всех пострадавших, а к ним прибавились медсестра-практикант и водитель «скорой», в ЦРБ. Другая «скорая» по настоянию врача Ирины Лаврентьевны повезла больного к самолету.

Находились в двух шагах друг от друга

Главврач детской больницы, когда вез пострадавшего пешехода, никак не мог дозвониться до жены, врача реанимации, чтобы предупредить, что везет тяжело пострадавшую с аварии. Ирония судьбы. Жена его, врач-реаниматолог Ирина Залётова, находилась в той самой машине…

Позже Ирина Лаврентьевна сама перезвонила мужу.

— Сразу начал рассказывать про ДТП, про пациентку, — говорит Владислав Владимирович. А она говорит мне: «Я была в той машине…».

Если бы Владислав Владимирович просто заглянул бы внутрь машины или немного задержался бы на месте аварии, то увидел бы Ирину Лаврентьевну. Какие-то два шага отделяли их друг от друга.

— Как ты, в каком состоянии? — с тревогой в сердце спросил Вячеслав.

— Я вся в крови, — отвечает Ирина.

— Доставлю пострадавшую и сразу еду к тебе….

Владислав Владимирович передал Людмилу Федотову врачам приёмного отделения и быстро выехал на Сабантуйскую поляну.

Окровавленный фонендоскоп

Не успевает он доехать, ему звонит жена и сообщает, что всё в порядке, парнишку передали и едут в ЦРБ. Но где-то в машине остались его документы и печать больницы.

— Я тут же разворачиваюсь, дорога перекрыта, но через преграды всё же подъезжаю к месту ДТП. Мне кричат… Объясняю, кто я и зачем здесь. Пропускают. Там ещё находились медики. Говорю, нужно найти документы и печать ЦРБ, — рассказывает Вячеслав Бондаренко. — Печать нашлась, и тут подъезжает «скорая». Смотрю, сквозь запотевшее стекло — очертания лица моей Ирины. Она вся в крови, улыбается и машет рукой. В глаза сразу бросился фонендоскоп. Весь в крови… Как выяснилось, первую помощь оказывал фельдшер со сломанной рукой. Я открываю дверь — она спокойная, улыбается, будто в эйфории. Спрашиваю у медиков: «Медикаментозную помощь оказывали?». Нет, говорят, отказывается. А я в ответ: «Ничего не знаю, открывайте быстрее аптечку, колите всё, что нужно!», так как жена была в шоковом, неадекватном состоянии.

Потерянная серёжка

— Они поехали, включив «мигалку», в ЦРБ, — продолжает Вячеслав Бондаренко, вспоминая тот день. — Я отстал от них. Захожу в приёмное отделение. Там просто муравейник какой-то: одни занимаются пешеходом, кто-то — водителем реанимобиля и другими пострадавшими.

Врачи состояние пострадавшего пешехода Людмилы Федотовой оценили как наиболее худшее, основные усилия направили на быстрейшее её обследование — увезли на каталке на РКТ. У неё — перелом таза и бедренных костей. Ирина Залётова получила повреждения в шейном и поясничном отделе позвоночника, перелом костей носа, ушиб легких, сотрясение головного мозга и серьёзные повреждения ушной раковины. Ей томографию решили провести после операции. Пациентов распределили по кабинетам.

— Позже мне позвонила старшая медсестра отделения реанимации, коллега жены, Ольга Хаерова. Ирина Лаврентьевна просила найти её серёжки, говорит она. Я чуть не расплакался. Говорю Ольге передать ей — у неё будет сто таких серёжек…

Ребёнка забрали вовремя

Тем временем главная медсестра детской больницы Джамиля Ибатовна по просьбе главврача занималась устройством ребёнка Людмилы Федотовой. Связалась с заведующей детского сада, объяснила ситуацию и предупредила, что его сегодня заберут, возможно, с опозданием. Бабушка с дедушкой уже едут в Бугульму. Малыша решила забрать к себе домой воспитатель и передала свой адрес. Но родители Людмилы успели приехать и забрать внука до закрытия детсада. Сейчас мальчик находится с ними.

Пациент благополучно доставлен в Казань

После операции первым, что интересовало врача-реаниматолога Ирину Залётову, было состояние её подопечного — парня в коме.

Пациента медикам санавиации Ирина Залетова передала без документов. Со слов врача-реаниматолога они записали фамилию, возраст, диагноз и куда доставить. Пациент благополучно улетел в Казань.

Можно было развернуться обратно

Ирина Залётова после случившегося ДТП, как ответственная за состояние больного, которого везли, могла вернуть всех обратно. Сказать, что едут в ЦРБ для обследования больного на повреждение внутренних органов. И никто бы ей не запретил это сделать. В таком случае за юношей вряд ли повторно отправили вертолёт. Врач также могла бы отказаться от реанимационного сопровождения больного. Учитывая её тяжелую травму, это было бы вполне правильным решением. Но нет. Ирина Лаврентьевна поступила именно так, как поступила.

 

Гульчачак ВАЛИЕВА