ЭКС-КАПИТАН АХК «НЕФТЯНИК»: «НЕ ХОЧЕТСЯ, ЧТОБЫ ХОККЕИСТОВ СЧИТАЛИ ТУПЫМИ СПОРТСМЕНАМИ, КОТОРЫЕ ЗАРАБАТЫВАЮТ ОГРОМНЫЕ ДЕНЬГИ…»

Одна из главных трансферных новостей стартовавшего хоккейного межсезонья — масштабная чистка в рядах альметьевского «Нефтяника». Уже сейчас известно, что клуб не продлил контракты с шестью игроками главной команды, в том числе и многолетним капитаном Максимом Хаповым. В этом сезоне 34-летний спортсмен провел яркий отрезок в карьере, однако после долгих лет ратной службы в нефтяной столице Татарстана центрфорвард будет вынужден искать другие варианты продолжения карьеры. Последнее интервью еще в ранге капитана клуба Максим успел дать именно нашей газете «Информ-Курьер». В беседе со спортивным обозревателем Всеволодом Дворкиным Хапов подвел итоги сезона, поделился критическим мнением о нововведениях лиги и объяснил, почему чаще нужно встречаться с болельщиками.  

хапов

– Максим, если правильно понимаю, рассчитывали на место в призовой тройке, а довольствовались четвертьфиналом. Итоги сезона можно считать неудовлетворительными?

– Рассчитывали мы даже не на место в тройке, а на выход в финал. Реально планировали побороться за кубок. Но серия с «Сарыаркой» перечеркнула все надежды. Конечно, сейчас после пережитого можно думать, что если бы не простили соперника в 4-ой игре, дожали бы в 6-ой, все бы вышло иначе. Но в одном матче мы три раза ведем в счете и уступаем, в другом — имеем 5 минут большинства в овертайме и снова проигрываем. Винить можем только себя.

– Дело в излишней самоуверенности?

– Нет, ничего подобного у нас в раздевалке не было, это я вам открыто заявляю. Все до единого были заряжены на победу. Просто так бывает, что у тебя не идет,  и соперник, видя, что появляются шансы, перехватывает психологическое преимущество. Мы в каждом матче играли на победу, чаще атаковали, имели множество моментов, статистика была на нашей стороне. Но «Сарыарка» выжала максимум из представившихся шансов и прошла дальше.

– В регулярном чемпионате «Сарыарка» финишировала лишь 10-й. Может, толика самоуспокоенности в рядах «Нефтяника» все же присутствовала?

– Абсолютно нет. В плей-офф, тем более на стадии четвертьфинала априори не бывает слабых соперников. Да и если честно, из всех возможных противников лично я меньше всего хотел встретиться с казахстанцами, прекрасно осознавая их истинную силу. 

– Вам, как воспитаннику татарстанского хоккея не обидно, что уступили команде, где на ведущих ролях тоже ребята из Нижнекамска, Казани?

– Почему должно быть обидно? Мы все остаемся амбициозными игроками вне зависимости от того, где родились и за кого играем. Каждый хочет победить, проявить себя, порадовать болельщиков. Ну и не будем забывать, что у всех команд есть системы премирования в играх на выбывание, а в составе соперника тоже играют парни, у которых есть жены, дети, и они тоже стремятся заработать для семьи тем единственным, что неплохо умеют делать — игрой в хоккей.

– А не довлела над командой ответственность за результат? Весь сезон ей напоминали, что место ниже третьего будет считаться неудачей.

– Если говорить о «регулярке», то там мы играли в свое удовольствие и самое главное показывали результат. Поэтому и давления никакого не испытывали. Плей-офф? Мы понимали, чего от нас ждали, и нам было по силам войти в тройку. Но, к сожалению, все сложилось иначе, вопреки ожиданиям (долгая пауза)… Мы не испытывали психологического давления, мы просто были уверены в себе, друг друге. В этом году, правда, подобралась сильная команда, мощная в каждой линии. И мы были способны на многое. Но судьба серии с «Сарыаркой» распорядилась иначе.

хоккеисты

– Понятно, что у Вас за плечами больше 10 лет профессиональной карьеры на высшем уровне, и как капитан и опытный спортсмен вы способны не поддаваться искушению и заранее праздновать победу, еще не выйдя на лед. Откуда такая уверенность в более молодых партнерах? 

 – В этом году у нас подобрался очень сплоченный коллектив, и мы все постоянно держались вместе и были на виду друг у друга. В раздевалке постоянно царила позитивная атмосфера и все были объединены общей целью успешно выступить в плей-офф. Мы были на одной волне, отсюда и поручиться могу за каждого.

– Настроение в раздевалке — это ведь и ваша зона ответственности как капитана?

– Да,  у нас такой состав, что мы с первых дней нашли общий язык. Все ребята позитивные, общительные, дружелюбные. Специально сплачивать не приходилось, если вы об этом. За годы карьеры, бывало, встречал игроков, которые всегда были чем-то недовольны. Буквально ходили и разлагали атмосферу изнутри. Но сейчас таковых у нас не было. Наоборот, все друг за друга горой стояли. 

– Вне льда команда тоже общается?

– Мы семейные,  можем вместе с детьми сходить в кино или в парк — это распространенная практика.

– Бытует мнение, что текущий созыв «Нефтяника» — один из сильнейших за последние годы и вполне сопоставим с чемпионским составом сезона 15/16 гг.?

–  Не стал бы сравнивать с чемпионским сезоном, это две разные истории, но точно могу согласиться, что и этим составом мы бы тоже могли бороться за самые высокие награды. Очень сильный подбор хоккеистов у нас был в этом году.

– Ваше отношение к лимиту на возрастных игроков? Правильно ли делает лига, что искусственно омолаживает составы?

– Раньше, во времена, когда не было никаких лимитов, талантливая молодежь тоже раскрывала свой потенциал и пробивалась в состав. И ни один тренер не заглядывал в паспорт к спортсменам, а ставил в состав сильнейших. Если хоккеист хороший, он в любом случае будет играть, 18 ему или 30. Мы именно так и пробивали себе дорогу наверх в плотной конкурентной среде. Не знаю, конечно, может,  со временем  мы увидим пользу от лимита, но пока за два минувших сезона лично я не могу оценить это решение однозначно.

–  Сейчас много разговоров ходит о приглашении иностранных команд. Делают ли они лигу сильнее, если в тех же китайских коллективах играют в основном российские хоккеисты?

– Наверное, приглашение иностранных коллективов делает лигу разнообразнее, но как действующий хоккеист скажу, что добираться на матч в тот же Китай многим просто проблематично. Команды с небольшим бюджетом добираются на выездную игру с двумя-тремя пересадками,  и, разумеется, это все сказывается на их готовность к матчу. Клуб из Узбекистана? Думаю, что и там костяк будут составлять наши российские хоккеисты.

– Может, лучше сохранять российские команды, которых с каждым годом на карте страны становится все меньше?

–Но ведь подобное и в КХЛ наблюдается. Сейчас там нет «Металлурга» из Новокузнецка, где много лет функционирует хорошая детско-юношеская школа, зато есть место для «Слована», который, кажется, еще даже не предоставил финансовые гарантии для дальнейшего выступления в лиге. Однако «Слован» остается, значит,  кому-то это нужно. Это большая политика,  и не нам судить о ней. Наша задача  — играть в хоккей и делать это лучше, чем соперник  вне зависимости от того,  какой город или страну он представляет.

– Еще один эксперимент — двухочковая система набранных баллов за победу. Оправдала она себя?

– Зрители, думаю, по итогу остались довольны. Борьба сохранялась до последнего тура, плотность в турнирной таблице была очень высокой. Другое дело, что мы, хоккеисты,  во время сезона думаем, что вот выигрываешь и выигрываешь, а оторваться от преследователей в таблице никак не удается и каждое поражение может отбросить тебя назад. Хотя это мобилизует, что тоже здорово.

– Считается, что хоккеисты во время сезона в турнирную таблицу особо не заглядывают. Нет?

– Мы не смотрим, на каком месте располагается соперник, потому что в хоккей научились играть все и последняя команда может также выиграть у первой. Но за своим местом в таблице наблюдаем внимательно и делаем все для того, чтобы оно было как можно выше.

тренер

– В связи с уходом Билялетдинова с тренерского мостика «Ак Барса» слухи то и дело отправляют в Казань вашего тренера Ильнура Гизатуллина. В команде это обсуждалось?

– Не видим смысла обсуждать слухи, их всегда много ходит в хоккейном мире. Если назначат, значит, будет, о чем говорить.

– Вы сами пока коньки на гвоздь вешать не планируете?

– Несмотря на то, что мне 34 года, заканчивать с хоккеем точно не планирую. Наоборот, в последние годы стал еще лучше себя чувствовать, для чего даже пришлось поменять подготовку. Зал, велосипед, растяжки- сейчас я в прекрасной спортивной форме. С той же «Сарыаркой» за три дня мы сыграли 2 матча по 6 периодов каждый,  и я не испытывал проблем с восстановлением. Хотя глядя на возраст, кто-то может и поспешить списать меня со счетов (улыбается). Я еще поиграю.

–  Комментируя матчи, заметил, что у Гизатуллина практически никогда не меняется выражения лица. Выигрывает ли его команда или проигрывает по ходу игры, тренер каменно спокоен. Он бывает эмоциональным?

– Конечно! Просто на матче тренеру и надо быть таким, это спокойствие передается игрокам. А так он постоянно держит руку на пульсе, читает игру, дает нам своевременные подсказки. Он просто сосредоточен на происходящем.

– Он эмоциональный? Может «напихать» игрокам в раздевалке?

– Да, конечно! (смеется)

– Вы на правах капитана можете с ним поспорить?

  – Я и не стал бы этого делать. Ильнур Альфридович — очень авторитетный тренер, в прошлом прекрасный хоккеист. Пользуется уважением и в коллективе, и в хоккейном мире. На правах капитана я мог подойти после установки и сказать что-то от лица всей команды, задать какой-то вопрос, обсудить. Он всегда выслушает, но окончательное слово только за ним.

–  То есть лишний выходной для команды у него не выпросить?

– А в «Нефтянике» это в принципе не получится. График расписан на месяц вперед,  и каждый из нас заранее знает, когда ему предстоит отдыхать, а когда тренироваться в полную силу.

– В последние годы «Нефтяник» можно назвать самой открытой командой ВХЛ. Интервью в перерывах домашних матчей, визиты игроков в комментаторскую кабину, различные и многочисленные промо-мероприятия. Это не мешает спортсменам?

– Напротив, я только рад такому вниманию. Болельщикам интересно узнать, как живут хоккеисты, о чем думают. Те, кто подвержен стереотипам, может быть, считал нас тупыми спортсменами, которые ничего не делают и получают деньги. И наша открытость позволяет снимать эти рамки, сокращать дистанцию между игроками и зрителями. Да, жизнь профессионального игрока отличается от привычного графика и ритма обычных людей. У всех из нас не было привычного понимания детства, с малых лет мы много времени проводили на тренировках. Но мы такие же обычные люди и интересы у нас те же самые, что и у большинства. К нам всегда можно подойти и поговорить, мы никому не отказываем. Чтение книг, воспитание детей — за пределами льда мы ничем не отличаемся.

– Какая последняя Ваша прочитанная книга?

– Гузель Яхина «Зулейха открывает глаза». Всем советую. Люблю подобную литературу, много читаю исторической литературы: про раскулачивание, войну или революцию. Разумеется, как каждый родитель, параллельно берусь и за детские книжки. Правда, дочка у меня еще маленькая, так что изучаем только «Теремок» и другие народные сказки (улыбается).

Фото: АХК «Нефтяник»